Нужно начинать с сельского хозяйства

Где взять деньги на развитие региона и какие отрасли могут стать “локомотивами” экономики.

Всего 13 лет назад Самарская губерния входила в пятерку ведущих регионов России. Выпускники ведущих вузов Поволжья считали большой удачей найти здесь рабочее место. Сегодня предприимчивые самарцы все чаще смотрят в сторону не только Москвы и Петербурга, но и Татарстана, и Екатеринбурга. Почему началась стагнация в экономике 63-го региона? С каких отраслей нужно начинать новый этап развития области, рассказал Константин Титов, губернатор Самарской области с 1991 по 2007 годы.

 

Почему мы отстали

– Вы следите за текущей ситуацией в экономике и политике Самарской области?

– Да.

– В 2003 году вы защитили докторскую диссертацию по экономике. Сегодня у нас специфическая тема для беседы. Мы хотим поговорить с вами о будущем региона. Причем, о вашем видении будущего в долгосрочной перспективе. Не так давно, в 2005 году, Самарская губерния входила в пятерку ведущих регионов страны. Причина – развитая экономика. В 1995 году бюджета Татарстана был раза в полтора меньше,  чем в Самарской области. На каком месте она находится сейчас и почему такая динамика?

– По уровню социально-экономического развития мы в первой десятке. Если говорить по объемам производства – на 46 месте. Наверное, можно переформулировать твой вопрос – почему мы отстали? Здесь несколько причин: недостаточное внимание к развитию важных отраслей региональной экономики. Вторая – Конституция. У Татарстана было больше прав и больше возможностей.

– Они оставляли у себя больше денег и могли развиваться?

– Как ты помнишь, был момент, когда они практически не платили федеральные налоги, а деньги оставляли на развитие. Когда страну возглавил Владимир Путин, он сразу обратил на это внимание, и в стране началась организация федеральных округов. Одновременно он поставил задачу выровнять законодательство. Об этом было много споров, но, в конечном итоге, их заставили платить налоги. Однако, политика есть искусство компромиссов, уступок и наступлений. Они выторговали себе условие, что программы, которые уже начали, будут закончены за счет федеральных средств. Республика, как положено, будет перечислять все налоги в федеральный бюджет, но программы, которые были запущены, а их достаточно много, будут закончены за счет федеральных средств. Вот за счет этого у них и получился рывок вперед.

Нужен рост валового регионального продукта

– В Самарской области существуют концепции и планы развития на 10-12 лет (проекты 2025 и 2030). Но мы не знаем о существовании более долгосрочной программы, лет на 30. На ваш взгляд, можно создать среднесрочный план, не имея долгосрочного?

– В принципе, можно идти и от общего к частному и от частного к общему – намечать конкретную программу, если результат достигнут, то на его основе делать долгосрочные прогнозы. Но есть важная деталь. Чем глубже ты заглянул в прошлое, тем у тебя будет точнее экстраполяция на будущее. Проблема в том, что мы в прошлое не можем заглянуть и вот по каким причинам. Возьмем последние 40 лет. Это было государство, в котором сменилось несколько правовых основ. При советской власти, в 60-80-е годы менялись законы и Конституция. Следующий этап, 10 лет новой России. Опять два раза менялись законы. В 1991 году одна правовая основа, в 1993 году – другая, тогда менялась Конституция. Поэтому заглядывать в прошлое и экстраполировать будет очень трудно. И даже сейчас мы постоянно находимся в процессе постоянного совершенствования законодательства,  налоговой системы. Хотя это уже не такие существенные изменения. Поэтому долгосрочные прогнозы возможны, но это большая научная работа.

Сегодня есть разные мнения, и каждое имеет свое право на жизнь, если предъявляются соответствующие аргументы. Лично я считаю перспективы Самарской области очень хорошими. Поясню свой оптимизм. Конечно, есть Москва, Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Татарстан и Башкортостан. Я называю вещи своими именами, там есть позиции, в которых они нас опередили. Мы должны понимать, что сегодня Самарская область  в некоторых отраслях имеет падение. Поэтому, нам, в первую очередь, нужен рост валового регионального продукта. Нам с тобой лично рост валового регионального продукта, вроде бы, ничего не дает. Но с другой стороны, это дает возможность говорить, что территория интенсивно развивается и, что важно, имеет хорошие перспективы для инвестиций.

 

Зачем нужна местная элита

– Когда-то в Самарской области были мощные местные финансово-промышленные группы. Они нужны?

– Конечно. Это собственная элита, которая живет на территории и ей предана. Несколько групп осталось. Например, Куйбышевазот и Тольяттиазот. Эти группы могут быть и не такими большими. Отчасти к таковым уже можно отнести Кошелева.

– Я правильно понимаю, что при долгосрочном планировании развития региона ставка должна быть на местные элиты?

– Обязательно. Например, сюда пришла федеральная финансово-промышленная группа, но завтра она может переместить производство в Пермь и Уфу.

– Элита Самарской области представляет себе концепцию долгосрочного развития региона?

– Я знаком с господином Кобенко и уверен, что наработки на эту тему у них есть. Не знаю, существует ли цельная выстроенная система. Думаю, что сейчас упор на это не будет делаться, а вот после выборов это наверняка будет одной из основных задач…

Мы, в свое время, переходили к позиции интерактивного проектирования и планирования. Это когда мы, например, запланировали на развитие здравоохранения определенные средства, закупили технику в больницы и в итоге увеличилась продолжительность жизни… То есть, получили конечный результат.

 

Нужно начинать с сельского хозяйства

– По вашей оценке, долгосрочное планирование – зона ответственности чиновников, или нужно привлекать общественность?

– Коллективный разум всегда сильнее. И потом, у нас есть прекрасные кадры в Самарском университете, в Экономическом университете, в Техническом университете. Плюс, выстраивать планы нужно по отраслям. Не может экономист, который не знает, как выглядит буровая, как идет геологоразведочное бурение и потом осваивается скважина, планировать развитие этой отрасли…  Лучше чем специалист технического университета развитие этой отрасли никто не спланирует.

– Давайте поговорим о частностях, о том, какие пути долгосрочного развития вы видите…

– Важный вопрос, с какой отрасли начинать развитие региона. Я бы не делал упор сразу на все. Лично я глубоко убежден, что на данном этапе, с учетом внутренней и внешней политической обстановки, нам нужно начинать, как ни странно, с сельского хозяйства и пищевой промышленности. Сельское хозяйство результаты даст значительно быстрее  и в объемах производства, и в валовом региональном продукте. Например, сегодня у нас с грехом пополам работает одна Тимашевская птицефабрика. Давайте поможем ей вдвое увеличить производство. Это будет 80-100 тысяч тонн мяса. Давайте поможем Тольяттинской птицефабрике. При этом не будем тратить государственные миллиарды на дальнейшее строительство Сергиевской птицефабрики, а будем искать на нее инвестора. Птицеводство традиционно – частный бизнес.

Еще одна важная позиция – повышение урожайности зерновых культур, особенно пшеницы. Сегодня есть современные технологии переработки пшеницы, из которой получается до 40 продуктов. Такие заводы есть в Германии. Но для этого нам нужен урожай  не в 3 миллиона тонн, а в 5. Это реально. Самый большой урожай мы собирали еще при Орлове в 70-е годы, 4 миллиона 200 тысяч тонн. При этом использовались старые, можно сказать, деревенские технологии. В 1996 году была так же поставлена задача собрать хороший урожай. Идея была следующая – мы вкладываем в село 2-3% валового регионального продукта, вы урожаями покажете, что тоже даете 3% валового регионального продукта. Тогда помешали погодные условия, но, тем не менее, мы собрали более 3 миллионов тонн зерна. И хотя не достигли показателей Орлова, но по эффективности были лучшие, поскольку в этот период сократилось количество посевных площадей. По урожайности мы проиграли только Краснодарскому краю.

– Если вспоминать этот период, именно тогда были начаты инвестиции в современное производство картофеля и сегодня мы производим 130% от  необходимого объема потребления…

– В 2000 году на совещании у Владимира Владимировича Путина выступал Россель и говорил, что они на уборку картофеля направили 3 тысячи студентов. В Самаре я никого не направлял с 1997 года, производители сами справлялись. Учитывая мировые тенденции удержать людей на селе можно, только создав современные условия жизни и работы. Сегодня зачатки этого есть в Самарской области. В Новосемейкино у нас прекрасное огромное современное предприятие по переработке рыбы, которую получают и с Дальнего востока, и с Северного моря. Сейчас предприятие вышло в сети. У нас эффективная компания «Кухмастер». У нее свои площади не только в Самаре, но и в Астрахани, в Волгограде, выращивает помидоры, перцы, перерабатывает, продает. Огромное предприятие, известное в стране.

Следующий шаг – механизация села. У нас есть лучшие производственные мощности в стране – компания «Евротехника». Она получила статус лучшего предприятия по производству навесного и прицепного оборудования в стране. Это СП. Нужно думать о таком же развитии другого областного предприятия с собственниками Сызранского машиностроительного завода сельскохозяйственной техники.

– Вы имеет в виду компанию «Василина»?

– Совершенно верно, ей владеет Дмитриев. Нужно помочь ему организовать производство, сборку трактора для села. Кировский завод разделен на два направления – трактор общего назначения и трактор для села. У них есть самые современные машины, которые можно собирать.

И если продолжать разговор о промышленности, важнейшие направления – ракетно-космический кластер и АвтоВАЗ. Здесь неизбежно нужно плотно работать с Ростехнологиями. Активно участвовать в их программах развития и работы с территориями. Это позволит эффективнее развиваться ПАО «Кузнецов», «Салют», «Авиаагрегат», заводу «Металлист», на котором работает Алексей Леушкин. Даже сызранский «Тяжмаш» тоже работает с Ростехнологиями. Это второй шаг в программе развития региона.

Производство жилья. На мой взгляд, не нужно гнаться за количеством квадратных метров. Достаточно  1,7 – 2,2 миллиона квадратных метров жилья в год. Но я бы сделал упор на программы доступности этого жилья для молодых семей. Это даст серьезный мультипликационный эффект.

И нужно развивать производство своих строительных  материалов. У нас был, например, цементный завод, но он заглох. Был инвестор, готовый построить производство в другом месте, но «Евроцемент» и соседние производства их просто задушили. Поэтому нужно создавать условия для развития производства стройматериалов.

Другая тема. Как не обидно, я признаю ошибку. Зря мы позволили когда-то Хасису и федеральному минимущества приватизацию авиационного завода, «Авиакор». Хотя сегодня мы, наверное, все равно были бы не конкурентоспособны. Есть другие заводы, вошедшие в Объединенную авиастроительную корпорацию.

– А если выкупить завод у Олега Дерипаски?

– Они предлагали забрать «Авиакор», над этим работал еще Артяков, а Меркушкин был даже готов выкупить завод, чтобы передать Объединенной авиастроительной корпорации. Но Дерипаска заломил такую цену…

– Какую?

– Я не могу озвучивать цифры, но факт тот, что она не подъемная и завод столько не стоит. По моей примерной оценке, в свое время Дерипаска покупал его примерно за 5 миллионов долларов. Ну продал бы его сейчас за 7 миллионов. Ты его содержал, платил налоги…  Но для этого нужно вести переговоры с Дерипаской.

 

Местные банки входят в классическую структуру банковского бизнеса

– Банки – кровеносные сосуды экономики. Нам нужны региональные банки?

– Еще в прошлом веке я был в США. Так вот, в одном из штатов мне сказали, что у них 700 банков. Часть региональные, часть – филиалы крупнейших мировых. Это обеспечивает конкуренцию. Мы пошли по другому пути, но уже поняли, что этот путь в никуда. И на «Бинбанке» и «Открытии» остановились, вложили деньги в их санацию. По факту сегодня получить быстрый кредит на развитие бизнеса вы сможете только в местном банке. Вы можете его любить или не любить, но в Сбербанке, ВТБ или Альфа-банке это будет намного дольше. Особенно, если кредит крупный – придется заем долго согласовывать с Москвой.

Поэтому, мое мнение – однозначно нужны местные банки. Это просто укладывается в классическую структуру банковского бизнеса – маленький банк, средний, большой и гигантский. Ну подумай, зачем тому же ВТБ организовывать свой филиал, например, в Кошках? Поэтому неправильная позиция, что нам в стране нужно, например, 200 банков. Правильная позиция – бороться с нарушениями.

И наконец, что нам не нужно делать. По моей оценке, не нужно увеличивать добычу нефти, потому, что это исчезающий ресурс. Хотя есть труды отдельных ученых о том, что нефть тоже возобновляемый ресурс, но я бы на это не делал ставку. Допустим, мы добываем в год 15 миллионов тонн. Давайте остановимся. Вы скажите, что у нас три нефтеперерабатывающих завода, и каждый перерабатывают 7-9 миллионов тонн нефти. Их нужно загружать. Я отвечу, что они работают в системе «Роснефти», загружайте за счет давальческого сырья. Трубопроводы есть.

Пожалуй, это то, что мы можем развить до 2025 года. Далее мне, откровенно говоря, сложно планировать. Для этого нужны серьезные научные разработки.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять + 3 =