Не ругайте архитектора!

Кто и как должен разрабатывать и оценивать проекты застройки в центре Самары?

Продолжаем обсуждать перспективы развития в Самаре так называемого «старого города». Зодчие 63-го региона разделились во мнениях о том, чего больше, пользы или вреда, принесет присвоение центру статуса исторического поселения. Напомним, что в этом случае будет ограничена высотность застройки в историческом центре. Виталий Самогоров, заведующий кафедры архитектуры Архитектурного факультета академии строительства и архитектуры Самарского государственного технического университета, уже поддержал эту идею.

Его оппонентом выступил член правления Самарского регионального отделения Союза архитекторов РФ Юрий Астахов. В эксклюзивном интервью Samara2050 он рассказал, почему в Самаре мало интересных архитектурных проектов. Кто и как должен разрабатывать и оценивать проекты застройки в центре города?

Развернулась кампания по дискредитации профессии архитектор!

– Готовясь к встрече с вами, я исходил из того, что чем больше будет представлено разных точек зрения, тем более объективный взгляд на развитие центра Самары мы сможем, в итоге, сформулировать. А значит, проще будет найти правильную позицию. Ваша точка зрения не совпадает с позицией Виталия Самогорова?

– Я внимательно прочел интервью, наши взгляды в чем-то совпадают. Например, я солидарен с Виталием Самогоровым по поводу того, что охранные зоны вокруг объектов культурного наследия слишком большие. Эти зоны регулирования застройки просто необоснованно большие. Например, знаете какая была зона вокруг знаменитого «Дома со слонами»? Километра два, сотни гектаров. Хотя, Дом со слонами из города не видно, его видно только с Волги. Какая ему нужна зона регулирования, думаю, метров 50. Полностью поддерживаю его мнение о необходимости расширения практики конкурсного проектирования, особенно в центре. Но я категорически не согласен с тем, что «за последние 30 лет архитекторами ничего не сделано для развития центра и еще на 30 лет не будет».

Это очень в тренде в развернувшейся кампании по дискредитации нашей профессии. В публичном пространстве постоянно говорят, что местные архитекторы виноваты в разрушении исторического центра, виноваты в сверхплотной застройке, в отсутствие социальной инфраструктуры в проблемах транспорта. Об этом говорят домохозяйки и депутаты, церковные иерархи и градозащитники. Я с этим категорически мне согласен. Это все равно, как в экономическом кризисе обвинить кассира. Логика та же самая. Какое отношение архитекторы имеют к формированию города, среды? Все технико-экономические показатели определяются инвесторами, все материалы и технологии выбираются застройщиками, отклонения от градостроительных нормативов согласуются депутатами, надзор за строительством в ведении ряда госструктур, вплоть до прокуратуры, а профессиональному сообществу, практически на законодательном уровне, запрещено вмешиваться в этот процесс.

Причины наших проблем – желание сэкономить!

К тому же, если в развитых странах, где тщательно считают деньги, на проектирование выделяется не менее 10% от стоимости строительства, то у нас, как правило, в десять раз меньше, в результате чего инвесторы теряют десятки, сотни миллионов, из-за маниакального стремления сэкономить на проектировании. Это, как «алабинская мука 5 сорта», подешевле, но побольше. Можно сказать, «историко-культурная традиция».

При этом, напомню, что в последние 30-40 лет именно архитекторы идею сохранения историко-культурного наследия Самары из увлечения маргинальных энтузиастов превратили в проектную практику. Именно архитекторы разрабатывали основные принципы охраны объектов  культурного наследия, ввели понятие предмета охраны. И только потом, когда это стало приносить социально-политические дивиденды, появилось огромное количество борцов за сохранение. Причина понятна – состояние наследия плачевно и нужно найти стрелочников, которые в этом виновны. Эффектнее всего бороться с бесправными, экономически  зависимыми  архитекторами.

Возвращаюсь к экономике современного проектирования и причинах его низкого качества. В рамках проектного процесса архитектурная составляющая, по нормативам, должна составлять половину. Реально же, экономят именно на архитектуре, на содержание, на сути, проекта, так как на оформление и процедурах не сэкономишь, и, как следствие, засилье типового и повторного проектирования.

И даже в этих условиях, архитекторы пытаются что-то сделать. Тот же посыпающий голову пеплом Виталий Самогоров и Валентин Пастушенко, получили Высшую российскую награду по архитектуре – «Хрустальный Дедал», за проект гостиницы HOLIDEY INN в историческом центре Самары. Это высшая награда зодчества! Отмечу, это произошло впервые за всю историю Самары. У самого знаменитого самарского архитектора Александра Щербачева нет высшей награды Российской империи. Нет высшей награды СССР и у Петра Щербачева. А у Самогорова и Пастушенко она есть!

Следите за соблюдением закона!

– Где, по вашей оценке, должны проходить границы исторического поселения?

– Где угодно. Все зависит от параметров. Если взять за основу параметры проекта «Историческое поселение Самара», то это «Историческое ядро» – участок в границах улиц Куйбышева, Ленинградской, Фрунзе, отчасти Степана Разина, Венцека. Примерно такая же по площади территория Исторического поселения в Нижнем Новгороде. У нас же эту территорию хотят сделать намного больше. Почему, например, Самарская площадь – это Историческое поселение Самара? Ничего от Воскресенской площади здесь не осталось. Или взять Никитинскую площадь, все это «Историческое поселение Куйбышев», с совсем другими параметрами. То есть, три четверти так называемого «Исторического поселения Самара» по факту им не является.

– Как вы оцениваете идею ужесточить требования к застройке центра?

– Жестче уже некуда. За разрушение объектов культурного наследия у нас есть в УК статья 243, в которой предусмотрено до 6 лет лишения свободы! Куда жестче? Законов, которые бы охраняли объекты культурного наследия, хватает. Проблема не в законах, а их выполнении. Так следите за этим. Недавно в Самаре было снесено здание завода Клапанов. Считалось, что именно тут была расположена крепость князя Засекина. Что произошло? Ничего. Хотя даже для демонтажа здания нужно иметь такой же проект, как для строительства и согласовать его в Управлении по охране Объектов культурного наследия (ОКН). Закон нарушен, но никто, как мне кажется, не наказан. А там, наверняка, были остатки фундаментов, а, может быть, и стен потенциальных ОКН. Но на этом месте все не просто снесли, а срыли на всю глубину, чтобы ничего не осталось. Кого наказали за такое серьезное нарушение?

Как строить в историческом центре?

– Что вы думаете по поводу переноса центра принятия решений в Москву?

– Слава Богу это не произошло. На последнем заседании областного градосовета было четко озвучено решение о присвоении статуса регионального ИП. Здравый смысл, восторжествовал. В случае же присвоения Самаре статуса исторического поселения федерального значения все отклонения от параметров согласовываются в министерстве культуры.

– Что в этом плохого?

– Читайте у Андрея Морозова, он сделал грамотный, убедительный, юридически выверенный разбор, почему это не плохо, а очень плохо. Важно, что Морозов рассматривает проблему с позиций градозащитника.

Добавлю, как можно отдавать судьбу историко-культурного наследия Самары в департамент охраны объектов культурного наследия федерального минкульта, регулярно сотрясаемый коррупционными скандалами?

– Как нужно работать с историческим центром?

– Профессионально, тщательно, а, главное, открыто и публично. Виталий Самогоров говорит о конкурсах и тут я его полностью поддерживаю. Нужны открытые, публичные конкурсы. И задача даже не в том, чтобы строил тот, кто займет первое место. Нет, инвестор вправе выбрать. Но архитектор должен публично обозначить проблему и показать спектр решений. Необходима публичность обсуждений, чтобы появлялся конкурс идей. Это ни в коем случае не торги на рабочую документацию, где критериями победы является цена, и как мне кажется, аффилированность.

И последнее – сохранение историко-культурного наследия является для нас не целью, а средством, одним из средств, повышения качества городской среды.

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × четыре =