Экологические проблемы Самарской области

Воздух, вода и бытовые отходы.

Чистота воздуха волнует население трех городов – Тольятти, Новокуйбышевска и Самары. С нового года подорожают услуги ЖКХ – жителям придется оплачивать утилизацию твердых бытовых отходов.

Какие еще экологические проблемы неизбежно придется решать в Самарской области, «Самара2050» рассказали одни из лучших региональных экспертов: Константин Чертес, доктор технических наук, профессор, главный инженер проекта Научно-аналитический центр промышленной экологии (НЦПЭ) Самарского государственного технического университета, и Ольга Тупицына, доктор технических наук, ведущий специалист проектной группы НЦПЭ Самарского государственного технического университета. Это первая часть большого интервью.

Утилизация ТБО требует системного подхода.

– По вашей оценке, какие экологический проблемы в Самарской губернии нужно решать в первую очередь?

Ольга Тупицына.

– Не будем обсуждать глобальные проблемы. А среди региональных одна из главных – обращение с твердыми бытовыми отходами. Актуальный вопрос – как население воспримет реформу, которая будет реализовываться с 1 января будущего года? Каким образом уполномоченным органам удастся ее реализовать? Мы можем использовать опыт, который был аккумулирован регионами в течении двух лет, потому что в стране реформа идет с 2016 года и сейчас находится в завершающей стадии. С 1 января она переходит к стадии практической реализации. Сегодня закладываются перспективы развития важной отрасли для всего региона.

– Почему вы считаете  серьезной проблемой утилизацию ТБО?

– Потому что реформа в нашей области еще толком не началась, а подходя к контейнерной площадке люди часто видят перебои с вывозом мусора. Многие думающие жители уже понимают необходимость раздельного сбора мусора. При этом просто за вывоз отходов люди не готовы платить, они понимают, что можно отобрать вторичное сырье и его сдать, как это было даже в советское время. Я помню, как в СССР сдавали бутылки, собирали макулатуру и получали за это книги. Почему бы это не возродить? Сейчас этого механизма нет. Его готовы возобновить, в первую очередь, в сельских населенных пунктах, малых городах.

Организации, которые эксплуатируют объекты по размещению отходов, проводили эксперименты по раздельному приему мусора от населения. На самом деле, малообеспеченное граждане охотно отбирают вторичное сырье, частично компенсируя свои затраты на коммунальные платежи, либо получая дополнительный доход. Эта проблема, которая требует системного подхода, начиная с воспитания подрастающего поколения и заканчивая проведением разъяснительной работы с населением, которое будет оплачивать коммунальную услугу с 1 января 2019 года. Нужно системно работать с образовательными организациями, с уполномоченным органом, который призван решать эту проблему – министерством жилищно-коммунального хозяйства. Почему я считаю это важным, потому что с 1 января переход начнется, но пока не обозначены приоритеты развития отрасли, нет выраженной разъяснительной работы неотвратимости проведения этой реформы.

В итоге мы можем получить проблему, которая возникает постфактум. Как, например, с выбросами в атмосферный воздух промышленных газов и загрязняющих веществ, то, что сегодня наблюдается в Куйбышевском районе Самары и в Тольятти. Такие проблемы, возникая постфактум, получают серьезный общественный резонанс. Когда начинаешь разбираться в причинах их появления и механизмах возможного решения, понимаешь, что, по сути проблема спровоцирована не своевременным купированием еще на стадии появления.

Устарели очистные сооружения водоотведения.

Константин Чертес.

– Другая важная проблема – за последние тридцать с лишним лет в нашей области не построено ни одного крупного очистного сооружения водоотведения. Ни хозяйственно-бытовых, ни промышленных, ни тем более, дождевых сточных вод. Все региональные очистные сооружения канализации ввели в эксплуатацию в прошлом веке. В 60-х – первую половину 80-х годов. Это очень сложные и дорогостоящие объекты. Например, ГОКС, городские очистные сооружения, единственные в Самаре, построены в начале 70-х годов. Напомню, что возникли ГОКС в связи с программой развития очистных сооружений после эпидемии холеры, которая прошла по Волге. За сорок с лишним лет конструкция ГОКС успела устареть.

Что такое очистка? Это перенос загрязнения из одного места в другое. Мы очищаем сточные воды, но аккумулируем загрязнения в канализационных осадках. И осадки первичных отстойников, и избыточно активные илы содержат целый спектр вредностей. Кроме легко загниваемой органики и болезнетворных микроорганизмов в составе осадков содержится широкий спектр тяжелых металлов. Тем не менее, практически на всех очистных сооружениях области, включая и ГОКС, узлы по обработке осадков или отсутствуют, или выведены из эксплуатации. Это относится к таким объектам, как метантенки, узлы механического обезвоживания, термической сушки, биотермической обработки. В Европе, а также в двух Российских столицах подобные сооружения успешно работают.  Осадки сточных вод обрабатывают по многоступенчатой схеме, включая уплотнение и обезвоживание, обеззараживание, минерализацию. Уменьшают объемы осадков в несколько раз. В Европе только в исключительных случаях производят захоронение обезвоженных осадков в геологической среде. В основном осадки используют как удобрение под технические культуры, а также в парковом и городском хозяйствах. У нас осадки сливают в накопители или на иловые площадки – те же накопители, а в редких случаях вывозят на свалки. При этом осадки  выступают источником вторичного загрязнения окружающей среды. То есть происходит перенос загрязнений из сточных вод в почву, подземные воды.

Так же на большинстве канализационных очистных сооружений не решена качественно проблема с обеззараживанием сточных вод. Бактерицидная обработка с помощью ультрафиолетовых ламп введена на весьма небольшом количестве очистных сооружений области. И как они работают на недостаточно очищенных стоках, сложно судить.

Необходимы обеззараживание сточных вод, их доочистка от биогенных элементов, таких как азот, фосфор. Их соединения, поступая в поверхностные водоисточники, способствуют цветению водоемов, нарушению кислородного баланса рек, гибели водной биоты.

Надо отметить, что очисткой хозяйственно-бытовых стоков охвачен не весь город. Например, мне неизвестно, куда направляют сточные воды из микрорайона «Крутые Ключи». По-видимому, централизованное водоотведение из «Кошелева» с созданием дополнительных очистных сооружений, или перекачивающих насосных станций на ГОКС, не отработано. И не известно, справится ли ГОКС с дополнительной нагрузкой?

Очистка промышленных сточных вод.

Кроме хозяйственно-бытовых сточных вод есть еще и промышленные сточные воды. Например, каждый нефтеперабатывающий завод имеет свои сооружения биохимической очистки сточных вод. А вот на заводах машиностроительного комплекса, где проводится, например, гальванообработка изделий, локальные очистные сооружения не всегда успешно справляются с очисткой промстока от солей тяжелых металлов. Как работают очистные сооружения на таких предприятиях, как «Авиакор», «Электрощит» я сказать не могу. Отдельные сведения по наличию подобных сооружений на вышеуказанных промпредприятиях, безусловно, имеются. Но всё равно, даже предварительно очищенный промсток машиностроительной или электротехнической отраслей далее сбрасывается в горколлектор.  Система канализации у нас общесплавная и на городские очистные сооружения, таким образом, поступают и хозяйственные-бытовые сточные воды, и промышленные, содержащие тяжелые металлы. Тяжелые металлы при отстаивании и биохимической очистке попадают в осадки, которые затем трудно утилизировать. Например, в качестве удобрения даже под технические культуры.

Кроме хозяйственно-бытовых и промышленных сточных вод в любом городе образуются и дождевые стоки. Ливневые и талые. Дождевой сток загрязнен нефтепродуктами и тяжелыми металлами не меньше, чем промышленный сток. Между тем в нашем городе, а также и других населенных пунктах области, отсутствует система централизованной очистки дождевого стока с усовершенствованных покрытий. В Самаре подобные очистные сооружения были запроектированы. Но потом площадка под них была застроена. И сегодня часть дождевого стока поступает на общегородские очистные сооружения, а часть –  в Волгу и Самарку без всякой очистки.

Проблема выгребных ям.

Так же не решены вопросы со сливными станциями. В Самаре много частных домов, которые оборудованы выгребными ямами. Причем, в большинстве случаев, гидроизолированное основание в выгребах отсутствует. А это означает, что загрязнения из жидких нечистот поступают  в подземные воды. Из части выгребных ям жидкие нечистоты вывозят ассенизационными машинами. Но вот куда потом сливают – не известно. В городе отсутствуют сертифицированные сливные станции. Имеющиеся же в городе объекты, как правило, до конца не оформлены ни технически, ни юридически.

Любая сложная инженерная система должна иметь резервирование. Самарская канализация с её многокилометровыми коллекторами, камерами переключения, насосными станциями относится именно к сложной инженерной системе. И то, что в Самаре существуют только одни, достаточно старые канализационные очистные сооружения, рассчитанные на прием объединенного стока – уже большая проблема. При этом, надо отметить, значительный объем водоотведения, не только дождевых, но и хозяйственно-бытовых в городе вообще не охвачен централизованной очисткой. Имеются выпуски неочищенных сточных вод напрямую в Волгу, в районе города. Отсюда и цветение водотоков в летний период, и наличие незамерзающих проталин зимой.

Продолжение следует…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять − 9 =